суббота, 3 апреля 2010 г.

КТО ПРЕСЛЕДУЕТ ДЖАДИДОВ ТУРКЕСТАНА СЕГОДНЯ?

В конце ХIХ - начале ХХ веков в Туркестане было организовано движение, которое известно под названием джадидов ( с араб. - новые люди). Аналогов подобного явления в истории не имелось ни до, ни после, хотя социально-экономические возможности и даже потребности в этом возникали неоднократно.
Джадидское движение представляло из себя группу образованных и состоятельных людей, местной интеллигенции, которые пришли к единому мнению о том, что прогресс в государстве необходимо начать с преобразования системы обучения в школах. До этого дети занимались, в основном, в мечетях, где по-старинке зубрили религиозные каноны. Джадиды решили учить передовыми методами: за свой счет они оснащали школы партами, досками, наглядными пособиями. Благодаря джадидам у детей появилась возможность изучать историю, географию, математику и прочие светские науки. Однако изменить устоявшиеся традиции в обучении оказалось непросто. Борьба с новометодными школами шла беспощадная, особенно, негативные выпады были со стороны духовенства. Кроме того, сложность заключалась в отсутствии учебников на узбекском и таджикском языках. Этих учебники писали сами джадиды.
Например, основоположник этого движения Махмудходжа Бехбуди написал восемь учебников по разным дисциплинам. Вообще, Бехбуди являлся колоритной личностью своего времени, вокруг которого сплотились такие представители передовой интеллигенции, как Саидризо Ализода, Садриддин Айни, Муин, Ажзий, Исматулло Рахматулло и другие.
Бехбуди называют основоположником узбекской драматургии. Его драма "Падаркуш" ("Отцеубийца"), написанная в 1911 году, положила основу узбекскому театру. А в 1914 году в Самарканде Бехбуди учредил газету "Самарканд" и журнал "Оина" ( Зеркало), где был редактором этих изданий. Так что, как мы видим, заслуги джадидов не ограничивались созданием школ нового типа.
После октябрьской революции для джадидов наступили тяжелые дни. В 1919 году в Карши при сомнительных обстоятельствах был убит лидер джадидского движения - Махмудходжа Бехбуди ( до сегодняшнего дня не найдена могила великого учителя). Спустя семнадцать лет после смерти его обвинили врагом народа. Оказывается, еще в 1913 году он писал о вреде идей социализма. Этого было достаточно, чтобы очернить имя и заслуги выдающейся личности. Остальных джадидов подвергали беспощадным репрессиям.
Лишь Садриддин Айни каким-то чудом остался жив. Потом он писал повести, романы. Айни считается основоположником таджикской прозы, а также инициатором создания Академии наук Таджикистана. Свои книги он писал на таджикском и узбекском языках. Чингиз Айтматов назвал его повесть "Смерть ростовщика" шедевром мировой литературы.
Да, предки наши были интернационалами - кроме узбекского, таджикского, русского языков владели английским и французским. Бехбуди в своих изданиях размещал материалы, в основном, на узбекском и таджикским языках, а вот рекламы и объявления шли на русском. Некоторые номера этих газет и журнал сохранились до наших дней и представляют исключительную ценность для истории. Также как первый букварь для детей
Саидризо Ализоды, писавшего еще и детские стихи.
До конца семидесятых годов прошлого века про джадидское движение и его деятелей, кроме Садриддин Айни, умалчивалось. Но скрыть огромную просветительскую работу джадидов оказалось невозможно - сначала появились первые робкие упоминания о них, стали выходить воспоминания и статьи.
А после объявления республикой суверенитета стали издаваться книги джадидов.
По указу Президента Республики ряд выдающихся людей были удостоены ( посмертно) различными наградами. В их число Садриддин Айни, который был награждён орденом "Буюк хизматлари учун" ("За великие заслуги")
Но несмотря на все это, мне кажется, что джадидов все еще преследует невежество, потому что как объяснить некоторые вещи, которые творятся вокруг имен просветителей?
В 2005 году мы решили торжественно отметить 130-летие со дня рождения Махмудходжа Бехбуди. Встал вопрос - где проводить, куда возложить цветы? Могила его неизвестна, памятник великому деятелю тоже отсутствует. Тогда было решено возвести ему статую в Самарканде. Но это оказалось не очень простым делом. Нам сказали что, заявление об установлении памятников, сначала должна обсудить комиссия при городском хокимияте, если там утвердят, потом заявление направляется в областной хокимият, и только после утверждения его республиканской комиссией можно начать работу. Как выяснилось, такая комиссия собирается один раз в три месяца. Мы были готовы ждать столько, сколько положено ради благородного дела. Но через три месяца в городском хокимияте нам вдруг сообщили, что наше заявление утеряно и его никак их не найдут. Я с трудом попал к главе городской администрации (уже бывшему) и рассказал ему про заслуги Бехбуди. Вопрос был решен. Но тут столкнулся с проблемой в областном хокимияте. В первые же дни я убедился в том, что нынешние руководители превосходят своих коллег из советского прошлого по бюрократизму и невежеству в вопросах литературы, искусства, истории. Но сначала надо к ним пробиться, что очень непросто. Уже на подходах к зданию областной администрации суровый милиционер проверяет твой паспорт, интересуется, что в портфеле, к кому идешь и с какими вопросами. Это понятно. Но вот ты уже у двери в здание, но и там два милиционера повторяют этот процесс. Наконец, перед тобой заветная дверь руководителя и тут вырастает его помощник, который всеми силами старается не нарушать покой большого чиновника, то есть всеми возможными способами дает понять, что начальник занят, у него совещание и прочее. Согласитесь, что в такой ситуации простому учителю, врачу или инженеру попасть к городскому или областному хокиму или хотя бы к его заместителю - представляется случаем уникальным, почти фантастическим. Итак, я не смог попасть к и.о. хокиму А.Бахронову ( позже его посадили более чем на 10 лет, обвинив по нескольким статьям), но через три месяца с трудом я добился-таки, чтобы созванная комиссия решила вопрос в нашу пользу. Слава богу, документы в Ташкенте долго не лежали. Видимо, там знали о заслуге великого джадида.
В 2006 году с ректором Института усовершенствования и переподготовки учителей с А. Аминовым установили (за свои счет, конечно) памятник в этом заведении. На установку памятника в городе нам разрешение так и не дали. Но мы все равно остались очень довольны, ведь справедливость восторжествовала. Это был настоящий праздник (с фотоснимками памятника и дополнительными материалами можно ознакомиться на страничке в Интернете husratrahmat.blogspot.com). Теперь ежегодно в день рождения М. Бехбуди мы чтим его память, возложим цветы к подножию статуи.
А вот дух Садриддина Айни обижают часто. Когда-то бухарский эмир бросил его в зиндан за то, что Айни был джадидом, то есть открывал школы, писал учебники, преподавал детям. Но этим дело не ограничилось, и мстительный эмир приказал наказать просветителя 70 ударами плетей. Пройдя через боль и унижения, Айни еле остался живым.
Я иногда размышляю, что вот мы, узбекистанцы, гордимся своими великими предками. Гордимся, что в наших венах течет кровь этих деятелей. Но почему-то забываем о том, что среди наших предков и те, кого бросали в зиндан, гноили в гулаге, причем их уничтожили лишь за то, что они мечтали увидеть свой народ просвещенным.
В конце прошлого года я как-то посетил дом-музей Садриддина Айни, находящийся, кто не знает, напротив площади Регистан. Туда меня привела не только память об этом талантливом литераторе, дело в том, что хоким города приказал убрать памятник писателя с улицы. Между прочим, именно на этих улицах прошло детство и Ислама Каримова. Я думаю, ему неоднократно посчастливилось встретить, а может, даже и побеседовать с этим великим писателем таджикского и узбекского народов.
К сожалению, я ничего не смог сделать, чтобы защитить бюст Айни от вандализма - иначе просто никак эти действия не назовешь, потому что сделано это было под покровом ночи, тайно. Группа хмурых людей пришли и убрали памятник, а постамент сравняли с землей. Однако этим дело не закончилось. Не прошло и недели, как подошли люди из той же команды и приказали убрать экспонаты из музея, потому что вынесено решение о сносе дома.
Сказать, что у всех работников музея был шок - значит, ничего не сказать. Но в таких жутких обстоятельствах, нужно было что-то решать, причем срочно. И вот директор музея А.Ганиев и руководитель музеев области Н. Махмудов подробно изложили автобиографию Садриддина Айни и умудрились передать ее главе администрации области. Они просили не допускать непростительной ошибки, которую не простят им потомки. Основное ударение была сделано на заслуге Садриддина Айни перед узбекской литературой и педагогикой. Видимо, оба директора думали, что все это последствие ухудшения отношений между Узбекистаном и Таджикистаном. Или проявление шовинизма. Но, как выяснилось, это не было ни тем, ни другим. Просто в генеральном плане благоустройства города говорилось о ликвидации старых построек или же их капитальном ремонте.
Главное даже не в этом. Как я упомянул выше, поколение нынешних руководителей довольно далеки от литературы и искусства. Они не читают книг ни классиков, ни местных писателей, поэтов, не посещают премьеры спектаклей, не разбираются в изобразительном искусстве, не дружат с Интернетом. В этом и таится корни всех непониманий и зла. Вот и на этот раз никакого ответа из областного хокимията не поступало. Наоборот, опять пришли те самые хмурые люди и заставили убрать экспонаты из музея.
И вдруг ситуация изменилась. Наверное, все-таки чиновники прочитали автобиографию Садриддина Айни или кто-то сообщил об этом невежестве в Ташкент, что более вероятно. Бульдозер отступил. Здание было приказано отремонтировать, а экспонаты поставить на свои места. Однако, директора объединения музеев области, после этих событий срочно сняли с работы по "собственному желанию". Видимо, ситуация требовала кем-то пожертвовать.
А памятник все еще лежит в подвале. По выражению директора музея: "Айни опять в зиндане".
Это еще не всё. По каналу российского ТВ "Моя планета" неоднократно показали документальный фильм "Проклятие Тамерлана", где главным героем сделали ни историю, а личность мало кому известного М. Каюмова, который откровенно обвиняет Садриддина Айни в начале отечественной войны в 1941 году. Якобы, в составе группы вскрытия могилы Тимуридов, проводимого в рамках постановления президиума Академии наук Узбекистана, участвовал и Айни. Перед самым вскрытием молодой кинооператор М. Каюмов вышел в чайхану, где двое стариков, якобы, ему сказали, что, если раскроют могилу Тимура, то начнется война. Будто бы об этом написано в какой-то священной книге. А вот Садриддин Айни не послушался и выгнал стариков, угрожая палкой. Могилы вскрыли, а останки Тимуридов отправили в Россию, антропологу М. Герасимову, чтобы он воссоздал портрет Амира Тимура, его сыновей и внуков.
Началась война, и М. Каюмов упорно утверждает, что если бы Айни не выгнал их своими палками и выслушал бы стариков, то фашисты бы не нападали. Это же полный бред! Дальше он без конца хвалит себя. Будто маршал Г. Жуков дважды принял его и внимательно выслушал его доводы о причине войны. Якобы, Жуков отнесся к этому с большим пониманием и доложил об этом самому Сталину. А Сталин приказал немедленно поместить прах Тимуридов в самолет и пролетать с ним над Москвой несколько кругов, чтобы дух Тимура изгнал врага. Так и поступили. В тот же день фашисты начали отступать. А еще Сталин приказал немедленно захоронить прах Темуридов на прежнем месте и даже выделил большую сумму для реставрации мавзолея Амир Тимура.
Буря протеста бушевала во мне, когда я видел и слышал подобную чушь, которой пытаются придать важность! Старый болтун без конца оскорблял не только дух писателя и педагога, но и дух Амира Тимура, также великого астронома Улугбека.
Вот до чего доходит невежество!
Почему началась война и при каких обстоятельствах фашисты отступили, цивилизованные люди хорошо знают. В архивах отсутствуют документы, подтверждающие о выделении средств для реставрации Гур-Эмира во время войны. Я проживаю недалеко от этого памятника и знаю, что реставрацию начали только в середине семидесятых годов прошлого века. В разгаре войны - 1942 года - Жуков никак не мог принять рядового М. Каюмова, причем дважды. Сталин никогда бы так не поступил. Это не соответствует логике. И, наконец, Садриддин Айни в те годы ходил без палки, это, кстати, видно и на кадрах, снятых самим Каюмовым. Только спустя десять лет Айни начал ходить с палкой.
Иногда размышляешь и не находишь ответы на жизненно важные вопросы. Почему мы преследуем великих людей не только при жизни, но и после смерти? Это же безнравственно. Не так ли? Может быть, все это от зависти, что их имя осталось на века, а мы всего лишь проходимцы?
Не знаю, не знаю.

Комментариев нет:

Отправить комментарий